Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi 9 месяцев и 23 дня
НАПОМИНАЮ, что заканчивается прием работ в АРФИ 2016 stormwind 10 месяцев и 22 дня
UPD: Приглашаем ВСЕХ в АРФИ 2016 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind год
Архив новостей
Спрятать
Stolen Shadow. Technowar. Часть 3.
Автор: nexaver
Страницы: [2 3 ...13 ]
    Stolen Shadow. Война Технологий. Часть 3.
    
    «Просители слишком редко достигают трона, точно при входах во дворцы начертаны те слова, которые англичане ставят на штурвалах своих кораблей: «Пассажиров просят не разговаривать с рулевым».
    «Дети Капитана Гранта», Жуль Верн.
    
    
    В этой темноте я не помню своего имени, возраста, лика, даже значение простых и понятных слов дается с трудом. Я завис, и ничего не чувствую, двигаюсь, или убеждаю себя в том, что совершаю движение, потому что темнота не меняется, скорее, становится гуще, словно самое дно моих глазниц заложили камнями. Слышны странные звуки и шелест – кто-то ходит рядом со мной, зная, что я ослеп и беспомощен, но от этого нет радости ему, ни печали, и странно мне, что я разделяю его чувства. Стою ли я, или валяюсь, сижу ли, откинувшись, а может, лечу вверх ногами – мне все едино, ведь смысл ушел от меня, а вместе с ним, наверное, и свет, оставив на прощание лишь один подарок – меня самого. Не слишком много, не слишком мало – здесь все именно так. Но я чувствую, что где-то должен быть перевес, ведь даже мое осознание – уже перевес этой тьме. И мой спутник – разве он не вызов небытию, в котором я оказался? Я не знаю, не знаю ничего, и мне не хочется знаний. Я просто хочу спать, я устал.
    - Дууум….
    Это не голос, нет. Так может шелестеть трава на пшеничном поле после жатвы, отчего разница в ветрах эволюционирует в кажущиеся звуки. Этого имени больше нет.
    - Дууууум. Джонссссоооон…
    Этой темноте что-то от меня понадобилось, хотя, что мне с того? Плевать. Дум Джонсон умер вчера, или завтра – неважно, точно известно, что случилось это не сейчас и не сегодня, а об остальном пусть та самая тьма и заботится, ей, видимо, есть дело.
    - Такой бедный и несчастный, израненный лис, ты остался совсем один здесь, на стыке времен и миров. Неужели тебе нравится быть призраком среди небытия?
    Нет ничего странного в том, что я не могу ответить, или хоть как-то материализовать свои мысли – вопросы из ниоткуда кажутся мне риторическими, тьма и так знает, что я думаю, потому что у меня нет головы, в которой можно спрятать думы, да и тела вовсе. Я нагим клубком импульсов существую где-то, и каждый импульс можно разглядеть и понять. Нет правды, нет лжи, есть только ничто, в котором каким-то образом есть еще и я. А еще есть она – и она со мной говорит.
    - Что же осталось от такого гордого и неприступного Дума? Ничего, впрочем, как и от многих из вас. Ты потерял самое дорогое, что у тебя было, что же ты будешь делать теперь?
    Ничего. Все уже сделано, больше нет точек соприкосновения. Этот монолог не имеет смысла. Оставь меня, я обрел, что заслуживал, уходи скорее. Эни ушла очень далеко, и я больше никогда ее не увижу, пусть у нее все будет хорошо, где бы она ни была. Со мной теперь тоже все будет хорошо.
    - Дааа… Фрозен ушла, но через много жизней, через много времен тьмы света, льда и пламени, вы снова встретитесь. У вас будут другие имена, вы будете не теми, кто вы есть, но это неизбежно… было, до настоящего момента. Возможно, ты сдался, мой маленький друг, я понимаю. Я давно наблюдаю за вами. За Мишей, за Лео, за Райдером, за многими… И твои друзья не хотят, чтобы ты умирал.
    Жаль, что у меня никто не спрашивает моих желаний. Я умер, с этим ничего не поделаешь.
    - О да, конечно, придет время, и ты обязательно умрешь, Дум Джонсон, я обещаю. И твои друзья тоже, но всему есть свое время. К счастью для всех нас, твой час еще не пробил.
    Я пытаюсь представить, что у меня есть мордаха и глаза, а на них – веки. Веки можно приоткрыть, чтобы раздвинуть тьму, после чего мне на мгновение кажется, что надо мной склонилась белая лисица. Эни? Нет, не она… Я закрываю веки и вновь развоплощаюсь, не хочу больше мучиться, пусть тьма говорит, что ей вздумается, лишь бы отстала от меня навеки.
    - Ты запомнишь, что я скажу тебе, Дум Джонсон. Страшные вещи происходят повсюду, самые чудовищные порождения зла трясутся от страха в своих норах, предчувствуя нечто, чего раньше не бывало с начала времен. Много смертей, которых не должно было случиться, растерзали плоть мироздания, настоящий гений без зла и добра вышел побороться со всем, на что падает взгляд. Фрозен ушла, но твой вздох не был последним, твое сердце не остановилось… Готов ли ты уйти, зная, что они в беде? Если так, то я заберу тебя, и в наказание сохраню тебе память об их последних часах.
    Прости, тьма, но я просто черный лис. Я не герой и не волшебник, чем я смогу им помочь? Разве только умереть вместе с ними. Еще одна смерть, что песчинка в океане пустыни – до нее никому и никогда не будет дела.
    - Ты ошибаешься, Джонсон. Твое участие может оказаться решающим.
    - Решающим для чего?
    - Решающим… — голос замялся. – Как для полной победы, так и для полного поражения, увы – нельзя никого заставлять поступать правильно, или нет. Моя работа – давать выбор. Но помни, ты вправе остаться и мучиться от принятого решения вечность. Хотя кто знает, вдруг тебе все равно?
    Действительно, не все ли равно? Не все ли равно теперь, жив я, или умер? Не все ли равно, куда теперь попаду? Я проиграл, мои старания, желания и надежды более не имеют значения. И ежели кому-то нужная моя помощь, я согласен ее оказать, лишь бы хватило сил, лишь бы напрасно не протопать путь, по которому уже прошел разок. Наверное, это странное проклятие – возможность жить только с определенной целью. Пусть оно будет моим, мне не страшно. Лишь бы только не зря, лишь бы в конце найти, что искал…
    - Я уже поняла, что ты согласен. – промолвила тьма. – И я хочу, чтобы ты знал – Эни любит тебя, и всегда будет любить. Ее смерть – не ее предел, и не твой. Живи…
    Дум Джонсон падал вниз. Определенно, это было похоже на падение, пусть полная тьма обманывала его голову, но тело неслось все ближе к чему-то, что поджидало внизу. И это вряд ли был батут. Черный лис совершенно не боялся, потому что в падении только неминуемая смерть внушает страх, но она не может дважды случиться с Думом, нет, увы, он уже умер. Или же просто был полностью в этом уверен. Необходимо укреплять свои теории доказательствами, и спустя несколько мгновений полет вниз прекратился, остановив сознание Джонсона все еще где-то посреди небытия. В отличии от своего первоначального состояния, Дум отметил несколько ньюансов, в том числе то, что он начал ощущать себя в собственном теле. И это ощущение ему не понравилось.
    - Как он? – донеслось эхо откуда-то издалека.
    Женский голос утраивался и плыл, но четко определялся, как принадлежащий Лаен. Вполне возможно, что лис провалился в Ад.
    - Кажется, приходит в себя. Но очень тяжело дышит. – Дум услышал эти слова отчетливей предыдущих. А еще он почувствовал на своих плечах собственную голову, которая трещала, как деревья в пятидесятиградусный мороз, но, что немаловажно, так это то, что она все же цела. – Носоглотку застудил конкретно, а еще вижу зачатки ангины. Главное – воспаление легких не словил.
    Леопарда сидела на ортопедическом кресле рядом с медицинским лежаком, на котором, завернутое в белую простыню, отчетливо проступало нечто, контурами напоминающее Дума. За ней, опершись на стальную перегородку у автоматической двери, стояла Миша с бутербродом, который был уже наполовину съеден. Помещение, в котором находились фурри, было похожим на отсек подводной лодки со скошенными углами. Вмонтированные прямо в потолок светодиодные светильники мягко подрагивали, как и вся комната в целом. Как будто под полом бесшумно толкали тяжести, от чего на грани восприятия казалось, что комната должна быть неподвижной, но при этом непостижимым образом покачивается из стороны в сторону. Над черным лисом висел белый аппарат, смахивающий на искривленный шкаф с манипуляторами, мигающий разными лампами и цифрами. Очевидно, это его жизненные показатели.
    С большим трудом черный лис приоткрыл глаза. Это было чертовски сложно, потому что даже искусственный полумрак в комнате, висящий над его койкой и по углам, казался нестерпимо ярким настолько, что из-под век Дума тотчас потекли слезы, сопровождаемые недовольным мычанием.
    - Дум? – оживилась Лео.
    - Мхм-м… Черт…
    - Не шевелись, Дум. Ты заработал такое переохлаждение в озере, от которого обычно умирают.
    - …. Я почему-то так и подумал. – прокряхтел он, продолжая лежать с закрытыми глазами. – Чувствую себя так, что лучше б я концы отдал.
    К койке подошла Мишель. Она явно не знала, как выдавить из себя слова о смерти Эни. Быть может, стоит подождать, пока он поправится? Джонсон не из таких, увы. Для него нет разницы, в каком состоянии выслушивать друзей.
    - Дум…- неловко начала Миша, что со стороны выглядело даже забавно. Лайен, обычно такая гордая, неприступная и уверенная, вдруг робко ухватилась за плечо Аненербе. – Эни…
    - Я знаю. – четко проговорил Дум, и открыл глаза. Он сделал усилие над собой, чтобы повернуть голову в сторону волчицы и динго и повторил. – Я знаю…
    Миша опустила голову, не зная, что еще сказать. Почему-то легче на душе не стало.
    - Чивер прыгнул за вами, но вытащил только тебя. Он… Он не мог вытащить двоих, Джонсон.
    - Я знаю, Миша. Даже, если бы вы все прыгнули, это ничего бы не изменило. Эни умерла до того, как коснулась воды. Она осталась на мосту, чтобы то создание не успело с него уйти до взрыва. Скорее всего, оно успело ее забрать.
    - Выходит, она нас всех спасла. Пожертвовала собой. – выдохнула Лео.
    - Так и есть. – согласился лис, глядя куда-то между подругами. – И если бы она не поехала со мной, на ее месте был бы я.
    - Дум… Не надо так говорить. – возмутилась Миша. – Откуда нам знать, как бы все вышло? Не кори себя, ты не виноват в ее смерти.
    - Проблема в том, Миша… — начал Джонсон, чуть закашлявшись. – Что я и правда себя не корю. Не спрашивай, откуда, но я точно знаю, что она встала на мое место. Естественно, это не успокаивает меня, и никому не понять, что творится у меня на душе. Я потерял лучшего друга и любимую женщину. Наверное, мне еще предстоит ощутить горечь от потери. А пока внутри просто зияющая пустота.
    - Мы очень переживаем за тебя, Дум. – Аненербе погладила его по руке. – Мы все сделаем для того, чтобы ты не опускал руки.
    - Не переживайте, пока такие...
Страницы: [2 3 ...13 ]
Комментарий
Информация
 
 
Страницы: []
[icon=storerat]
storerat
Журналист (Участник)
Сообщений: 51 / 6244
# 21 Августа 2015 02:26
Мои поздравления (Кивнул.).
Не ищите в Боге собаку.
Ответить
Комментарий:
[icon=nexaver]
nexaver
Фурри-художник (Комодератор)
Сообщений: 0 / 6871
# 21 Августа 2015 12:48
О, благодарю.
Говорят, фурри - это способ почувствовать себя зверем. Но чем больше углубляешься в фурри, тем больше понимаешь, какой из тебя человек.
Ответить
Комментарий:
[icon=storerat]
storerat
Журналист (Участник)
Сообщений: 51 / 6244
# 25 Августа 2015 20:59
(Скромно улыбнулся.)
Не ищите в Боге собаку.
Ответить
Комментарий:
[icon=ReNaR]
ReNaR
Романист (Модератор)
Сообщений: 4 / 18243
# 17 Августа 2015 15:43
А ведь я только что понял, что для того чтобы всопмнить всё, придётся читать всё заново.
Мои фанаты постоянно спрашивают меня "С чего ты взял, что мы - твои фанаты? Кто ты такой вообще?"
Ответить
Комментарий:
[icon=nexaver]
nexaver
Фурри-художник (Комодератор)
Сообщений: 0 / 6871
# 17 Августа 2015 15:46
На самом деле, это очень крупная проблема для моих произведений. Я подумываю перенять систему письма у Глуховского — небольшими кусками. главное, чтобы у меня это получилось нормально, а не вкривь и вкось.
Говорят, фурри - это способ почувствовать себя зверем. Но чем больше углубляешься в фурри, тем больше понимаешь, какой из тебя человек.
Ответить
Комментарий:
Страницы: []
Сейчас на сайте 436 пользователей
8 фуррей и 399 гостей и 29 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2017 FurNation.ru